Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:21 

Новогодняя почта

-Ясна-
Не мешай Богу делать тебя счастливым
Написалась небольшая новогодняя сказка ) Буду очень благодарна за отзывы )

Новогодняя почта


Ох, елочки-иголочки, какая же тут теснота! Вот так и бывает, полжизни ждешь своего шанса, работаешь как проклятая с утра до ночи, без выходных и праздников, и вот, наконец, оно – повышение! Ответственная работа, о которой ты так мечтала, крайне важная, с настоящим волшебством, сезонная и с большим отпуском. Но, как оказывается - с риском для жизни. Я тут все лучики переломаю, пока все исполню! И почему люди покупают столько замороженных продуктов, да еще под Новый год? Как будто не знают, что снежинкам проходится забирать письма для Деда Мороза. Но как же они могут не знать, ведь сами их кладут в морозилку! Вот, сейчас переберусь через цветную капусту, потом только бифштекс и мороженое (может, ванильное… вкуснота!), а там уже рукой подать до письма. Главное не прилипнуть ни к чему по дороге, а для этого нельзя останавливаться, надо двигаться, двигаться!

Конечно, сейчас люди стали реже использовать морозилку для отправки писем. Вот, во времена моей прабабушки, на службе у Деда Мороза было очень много снежинок. Они каждый год с середины ноября начинали летать по холодильникам всего мира и приносили просто ворохи писем. Посланий было столько, что гора из них в почтовой комнате дорастала до потолка, а Дед Мороз со Снегурочкой читали эти письма день и ночь до самого Нового года. Хорошо, что им помогало волшебство, иначе никак не удалось бы подготовить все подарки к сроку. А после работы, вечером 31 декабря, снежинки переодевались в свои самые красивые наряды и всю ночь танцевали на Новогоднем балу у Деда Мороза! Вот это были времена!

- Эй, смотри куда лезешь!
Размечтавшись, я совершенно не заметила, как добралась до бифштекса. Тут были целые наледи из смерзшихся снежинок, на лучик одной из них я и наступила.
- Простите, пожалуйста, я не заметила вас в этой…. толпе. – Смутилась я.
Снежинка, на которую я нечаянно наступила, вдруг разразилась возмущенной тирадой.
- Конечно, зачем нас замечать, мы рядовые снежинки, обычные трудяги, не волшебные и даже не уличные. Мы не доставляем писем Деду Морозу, не кружимся в свете фонаря, не становимся снежками или снежными бабами. Мы просто морозим. Сохраняем продукты свежими, не даем людям умереть от отравления – какая в сущности «неважная» работа! Прямо скажем, ерунда. Ломайте нам лучи, втаптывайте нас в куски мяса, нечего с нами миндальничать.
- Ах, ну что вы, ваша работа очень важна! – От неожиданности я вдруг смущенно залепетала, как будто и вправду намеренно обидела эту снежинку. – Я и сама, знаете ли, только первый год на работе у Деда Мороза, а до этого была как вы… ну, почти как вы, совсем простой снежинкой. Я вовсе не заносчива, и, поверьте, наступила на вас по чистой случайности!
- Ну ладно уж, так и быть, прощаю. – Проворчала снежинка, переворачиваясь на другой бок. – За письмом торопишься? Я смотрю, так и светишься от волшебства! А чего пешком, чего не летишь? Магии-то достаточно, небось, первый холодильник за сегодня?
- Да, первый. Не только за сегодня, вообще первый. Тут так тесно, что я не рискнула лететь, побоялась, что обломаю лучики. – Смутившись еще сильнее, прошептала я.
- Ох, молодежь! Лететь побоялась, лучи обломает, теснота, видишь ли. Экзамены по волшебному полету наверняка по знакомству сдавала? Летать надо уметь, тогда в любой тесноте мигом – вжик, и на месте. Ты же так кругом опоздаешь, ночь-то хоть и длинная зимой, да все же не бесконечная!
И тут я по-настоящему испугалась. Незнакомая снежинка была абсолютно права, такими темпами я не облечу свою норму холодильников за ночь, и меня уволят! Просто уволят в первый же рабочий день!
- И правда, что же делать? Я столько времени потратила, целый час, наверное, через пакет с капустой перебиралась. Ой! Я все испорчу!
- Так, дорогая, без паники. Так уж и быть, мы с подругами тебе поможем. Летать не научим, конечно, но вот ускорить твой путь мы сможем. Девочки, ну-ка ло-жись! – скомандовала снежинка.
По ее приказанию все снежинки, которые покрывали кусок бифштекса, одновременно перевернулись, спрятали лучики, и получилась настоящая, идеально ровная снежная горка! Ура! Это было спасение! Не раздумывая, я прыгнула на горку и моментально скатилась вниз, прямо к мороженому.
- Спасибо! – Крикнула я уже снизу и от всего сердца помахала снежинкам своими лучиками.
Внезапно с правого лучика сама собой сорвалась капелька новогоднего волшебства и устремилась вверх. И случилось чудо – везде, где пролетал сверкающий шарик, снежинки оживали, снова становились белоснежными и прекрасными! Сломанные лучики отрастали вновь, смерзшиеся в лед снежинки отцеплялись друг от друга с легким звоном и наполнялись первозданным сиянием. Наконец, передо мной предстал идеальный сугроб из нарядных снежинок. Они удивленно оглядывали друг друга, перешептывались и радостно дрожали, как будто дул легкий ветерок.

Но мне некогда было любоваться на их чудесное превращение, нужно было спешить дальше! Я все же рискнула немного взлететь и оглядеться. Мороженое было небольшое и совсем не ванильное – лакомка или что-то вроде этого. Завернуто в целлофановый пакет, так что будет довольно скользко, если перебираться через него пешком. Письмо, за которым я пришла, лежало как раз за ним, чуть сверху, между формочкой для льда и морозильным блоком. Вот же засунули! И кто только догадался? Видимо, все-таки придется лететь, хоть и совсем мало места между полкой и пакетом, хоть и боязно, но иначе добираться слишком уж долго. Я приподнялась чуть выше в поисках наиболее безопасной траектории для предстоящего полета, как вдруг резкий порыв ветра опрокинул меня и завертел как осенний листок. Я полетела кувырком, не в силах даже разглядеть, куда меня относит от заветной цели.
- Ну что за надобность такая, класть письмо для деда Мороза в два часа ночи? Ты уже спать давно должна, солнце мое. – Услышала я человеческий голос.
Голос был женский, немного ворчливый, но все же добрый и ласковый.
- Мам, ну я уже не маленькая, могу по ночам и не спать. – Ответил другой голосок, выше и нежнее первого.
- Вот именно, что не маленькая, могла бы и до утра потерпеть, или сама положить письмо, достаешь ведь до дверки давным-давно.
- Я знаю, но мы всегда делали это вместе. Я хочу как раньше, как в детстве…
- Ох уж, «как в детстве»! Ты и сейчас еще в детстве, тебе всего 12. – Засмеялась мама.
Наконец, мое кувыркание в воздухе прекратилось, и я смогла зависнуть под полочкой, притворившись, что примерзла к ней. Теперь я поняла, откуда взялся внезапный ветер и голоса – это открылась дверца морозилки, и сейчас нетерпеливая детская рука спешила запихнуть еще одно письмо рядом с первым. Видимо, девочка ночью писала свое письмо, и ей захотелось отправить его тут же, не откладывая ни на минуту. Вот и прекрасно, заберу сразу оба, меньше раз летать, и норму легче будет выполнить. Только бы они меня не заметили, ведь я и вправду сияю мягким золотистым светом новогоднего волшебства. Я подлетела еще ближе к полке, почти прижавшись к ней всеми своими лучиками.
- Положила? Ну и славно, пошли спать, а то совсем не отдыхаешь. – Погладив девочку по голове, сказала мама.
- Да, теперь можно и спать. Думаешь, Дед Мороз скоро заберет наши письма?
- Думаю, что очень скоро.
Дверца морозилки начала закрываться, но я успела увидеть, как на мгновенье лицо мамы приблизилось почти вплотную и ее правый глаз, спрятанный за очками в крупной оправе, быстро закрылся и открылся вновь. Наконец, снова стало темно и тихо. Я не слышала, удаляются ли по коридору шаги мамы и дочки, не видела, как они легли по своим кроватям, но хорошо представляла, какие им будут сниться сегодня сны. Сны ожидания чуда, где сияют лампочки на елке и тихонько покачиваются блестящие шарики, где важные снеговики в толстых сумках несут письма Деду Морозу, а все желания непременно исполняются, даже самые заветные.
И все-таки, что это была за странная штука с правым глазом у женщины? Может быть, она подмигнула? Но кому? Ладно, подумаю об этом позже. Меня не заметили, все в порядке, но спешить теперь нужно еще сильнее.

Окрыленная своими последними успехами в полетах, я сорвалась с места и полетела прямо к письмам. После того, как я провисела под полкой почти 5 минут, не шевелясь и не упав, не приклеившись и ничего себе не сломав, мне все казалось нипочем. То, что для меня еще недавно представлялось узким пространством, теперь напоминало вполне приличных размеров коридор, пролететь по которому не составляло никакого труда. Как же была права мудрая рабочая снежинка, когда умеешь летать – вжик, и ты на месте. Так и получилось, спустя мгновение я была рядом с письмами. Я настолько обрадовалась своему удачному виражу, что сразу вспомнила нужные волшебные слова, и даже не забыла, как именно следует взмахнуть лучиками при их произнесении. Еще секунда и письма уменьшились до установленного размера в один квадратный миллиметр и намертво приморозились к моей спинке. Ну, вот и все, можно лететь обратно, сложить свой груз в почтовой комнате и снова за работу, в следующий холодильник.

Путь домой не занял много времени, это тоже часть новогоднего волшебства, которым снабжается каждая снежинка-почтальон. На курсах нам подробно объясняли про телепортацию и искривление пространства-времени, но я в тот момент никак не могла сдать зачет по полетам, так что на уроках штудировала учебник по аэродинамике, и про физику волшебства запомнила мало, хоть экзамен и сдала. Вот уже и дворец Деда Мороза, теперь налево, вторая комната за конюшней – это и есть офис почтовой службы.
Я влетела в распахнутые двери. Тут кружились еще несколько снежинок, кто-то получал новые адреса для работы, кто-то складывал уже принесенную корреспонденцию, все были очень деловиты и заняты. А в центре комнаты на троне сидел сам Дед Мороз! Вот это да! Неужели пришел с проверкой? Или уже начал читать письма? Ну вот, а я полночи в одном холодильнике проторчала.
- О, а вот и новая почта. Иди-ка сюда, малютка! - Прогудел он зычным басом и поманил меня рукой в красной пушистой варежке.
Меня? Может быть, он звал кого-то другого? Я завертелась на месте в поисках того, к кому мог обращаться Дедушка. Но рядом со мной не было никаких начальников, не было даже других снежинок, лишь я одна висела в нерешительности возле двери и, значит, Дед Мороз обращался именно ко мне.
Как можно аккуратнее я спланировала на манящую меня рукавицу. Как здесь было чудесно! Свет волшебства буквально пронизывал все вокруг, я купалась в этом свете, искрясь и переливаясь всеми своими гранями! В этом свете было все – и любовь, и доброта, и бесконечное понимание и прощение всех возможных ошибок! Наверное, будь я обычной снежинкой, я бы сразу растаяла и стала капелькой слезы счастья. Но я теперь была снежинкой волшебной, снежинкой-почтальоном, и на моей спине было целых два письма. Ой, надо же скорее отдать их Дедушке, ведь за этим он меня и позвал!
Осознание своего профессионального долга вылилось на меня как ведро холодной воды. В ужасе от своего промедления, я тут же стряхнула письма со спинки, и на раскрытой ладони Деда Мороза они мигом увеличились до своих нормальных размеров.
- Ах, какая умница! Новенькая, а доставила целых два письма! Устала, небось, малышка. - Ласково проговорил Дедушка.
- Ну что вы, я совсем не устала. – От смущения, неожиданной похвалы и ласки я стала почти розовой. – Я так рада помогать вам, Дедушка Мороз, для меня это огромная честь!
Я взлетела над доброй рукавицей и уже готова была рвануть за новым адресом. Теперь я была убеждена, что смогу носить почту и ночью и днем, без обедов и сна, лишь бы всеми силами помочь Дедушке в его сложном и таком важном деле.
- Ну, вот так молодец! Только не перетрудись, отдохни хоть немного. Так, посмотрим, что ты нам принесла…
Дед Мороз начал разворачивать верхнее письмо. Странно, оно было без конверта, на обычном тетрадном листке, все исписанное мелким упругим почерком. Я заметила это только сейчас, в холодильнике даже не присмотрелась к письмам, уж слишком старалась побыстрее доставить свою первую посылку.

И тут завыла сирена! Все снежинки замерли на своих местах, рука Деда Мороза застыла над полураскрытым листком, казалось, что само время замедлило ход! Наконец, в открытые двери вбежали зайцы из службы безопасности праздника, а за ними уже спешила Снегурочка.
- Всем внимание! – Прокричал в громкоговоритель главный заяц. – Письмо от взрослого! Без паники! Всем покинуть помещение! Повторяю – письмо от взрослого, всем покинуть помещение!
- Дедушка, как же так? Откуда оно здесь? – Снегурочка бросилась к деду и уже хотела вырвать опасное письмо из его рук, но зайцы ее остановили.
- Не приближаться, не приближаться! Герметичная упаковка детских писем еще не завершена!
Все снежинки уже вылетели за дверь, а зайцы шустро заворачивали принесенные ранее письма в специальную защитную фольгу. Хорошо, что почты пока было не очень много, дело шло бойко и буквально за две минуты были завернуты уже почти все послания детей.
Боже мой! Что я натворила! Это ведь я не посмотрела на письмо, а оно явно было подозрительным! Да ладно на письмо не взглянула, я даже путевой лист свой толком не прочитала, только адрес и все, а в нем наверняка было указано, что письмо от взрослого! Да еще и отдала свою ношу прямо в руки Деда Мороза! Я почти испортила весь Новый год! Что же я наделала!

Все ведь знают, что детские письма хранятся отдельно от взрослых, и сделано это не просто так, а по очень важной причине. Взрослые редко пишут Деду Морозу. Чаще всего тогда, когда в жизни у них случается что-то настолько плохое, что кроме чуда не остается надежды ни на что. Когда сильно болеют дети, когда не на что купить кусок хлеба или лекарства, когда потеряли единственное жилье или самого любимого человека, когда жизнь так тяжела, что уже почти не хочется жить. И иногда в такие моменты взрослые вспоминают, что в детстве у них был Дед Мороз, что когда-то они верили в него, и он исполнял их желания. И берутся за ручку. Почти не веря, твердо зная, что подарки дарили родители, а человек с бородой и мешком – всего лишь приглашенный артист, думая, что никто не прочтет их письмо, закапанное слезами, они пишут Дедушке, потому что больше им никто не может помочь, а горя и страха так много, что нет сил справляться с ними в одиночку. Дед Мороз всегда читает эти письма и обязательно всем помогает, чем только может. Вселяет надежду, подсылает нужных людей, отсыпает удачи, веры и даже немножко новогоднего волшебства. Взрослые не часто замечают эту помощь, но всем им становится легче и чуть-чуть светлее на душе уже просто от того, что они написали это письмо. И ожидание чуда потихоньку прорастает в их сердцах, а за ним возвращается в их глаза свет и желание жить.
Вот только уж очень много в этих письмах боли и горя. А в детских письмах живет звонкое, тонкое счастье и нежная вера в чудеса. Их так легко разрушить, заглушить. И если открыть письмо взрослого рядом с детским – счастье в нем поблекнет, как старая фотография, а вера станет зыбкой и неустойчивой. И волшебства в мире станет чуть-чуть меньше, чем было до этого. Представляете, что будет, если открыть взрослое письмо радом с тысячью детских? Говорят, в тридцатых годах прошлого века именно из-за этого исчезли русалки, на них просто не осталось волшебства.

Пока я осознавала весь ужас того, что сотворила и кляла себя последними словами, зайцы отрапортовали:
- Первый отряд - упаковка завершена.
- Второй отряд - упаковка завершена.
- Третий отряд - упаковка завершена.
- Двери закрыть! – Отдал приказ их начальник, и тяжелые створки дверей почтового офиса начали неумолимое движение друг к другу.
Только тут я поняла, что из снежинок осталась в комнате совсем одна и уже не успею вылететь ко всем, на улицу, на мороз, к сверкающей наряженной елочке и безопасности. От ужаса я зажмурилась и взлетела под самый потолок. Вот прямо сейчас жаркая волна человеческого горя пронзит меня насквозь, и я лишусь своего волшебства. Я снова стану обычной снежинкой, никогда больше мне не летать по холодильникам, не носить писем, не сидеть на огромной варежке Деда Мороза и не светиться от магии Нового года.

Дед Мороз отмер, Снегурочка, наконец, подбежала к нему и обняла дедушку за плечи. Конечно, она тоже испугалась, бедная, а всему виной я и только я…
- Ну вот, письма деток в безопасности, теперь-ка все же прочитаю я это письмо. Внученька, ну что ты, все хорошо, все образуется… – Поглаживая Снегурочку по голове, успокаивал ее Дед Мороз.
Второе письмо! – Мысль пронзила меня словно молния. – Второе письмо в руке Деда Мороза, оно же от ребенка, от девочки 12 лет, которая верит в чудо, которая вместо сладкого сна писала письмо и бежала класть его в морозилку вместе с мамой, как раньше… Еще секунда и ее вера поблекнет, и огни на елке больше никогда не засверкают как в детстве, она больше не будет ждать подарка и чуда, она станет взрослой! Нет, я не могу этого допустить!
- Стойте! – Я кричала, что было мочи, я неслась вниз, почти не планируя, я падала как градина, только бы успеть, только бы Дедушка не развернул письмо! – Там письмо ребенка, ребенка, ребенка!
И промахнулась. Я так разогналась, что не смогла вовремя затормозить, и шлепнулась прямо на пол. Мой правый лучик, отломившись, отлетел в сторону почти на полметра.
А Дед Мороз открыл взрослое письмо.
Этого я уже почти не заметила, я потеряла сознание, то ли от боли, то ли от страха.

* * *

Когда я открыла глаза, то первое что увидела – это сияние. Чистое золотое сияние новогоднего волшебства заливало всю комнату. Светились глаза Деда Мороза, светилась заколка на косе Снегурочки, светились иголочки меха на оторочке их шапок и шуб. Даже зайцы из службы охраны праздника слегка отсвечивали кончиками ушей и фыркали от искорок волшебства, садящихся им на носы. Борода у дедушки была белоснежной как никогда, щеки его раскраснелись, а еще - он смеялся! Он смеялся так хорошо и звонко, так беззаботно и радостно, как ребенок на празднике! От этого смеха, веселья и счастья меня просто подбросило в воздух. С удивлением, я обнаружила, что мой сломанный лучик вырос вновь и даже стал еще красивее и ровнее. Я летела и ничего не понимала. Ведь должно было случиться страшное, а тут…
- Вот так письмо, дедушка, вот так письмо! – Приплясывая, повторяла Снегурочка.
- Да уж, настоящая взрослая вера в чудеса, давненько я такого не видывал! А шарик, ты помнишь шарик? Теперь волшебства на сто лет хватит!
Письмо было все еще в руках у Деда Мороза, и я смогла подлететь и прочитать несколько строк:
«Здравствуй, дедушка Мороз! Пишет тебе бывшая девочка… Я хотела поблагодарить тебя за все, что ты сделал для меня, за Новый год и за волшебство. Я до сих пор помню, как ты положил мне под подушку тот красный шарик, который я так хотела, а ведь я никому не говорила о своем желании! Спасибо тебе за это. Я пронесу это чудо через всю свою жизнь и никогда не потеряю его, обещаю…
…А еще я постараюсь делать чудеса для других, так, как смогу. Подари мне на Новый год только одно – сделай так, чтобы у всех деток в мире было чудо, о котором они будут помнить всю свою жизнь. С Новым годом!»

@темы: Проза (мое)

URL
Комментарии
2016-11-25 в 00:40 

Ёжк
Как раз про вас думала, и тут - ваша сказка. :)
Если после такого письма волшебства на сто лет хватит, может, и русалок оживить получится? хотелось бы верить. :)

2016-11-25 в 01:02 

-Ясна-
Не мешай Богу делать тебя счастливым
Ёжк, Главное, чтобы сказка стала былью )

URL
   

Моя жизнь после

главная